May 29th, 2016

История Марины Р., основанная на реальных фактах.

1_12
6_2

Закончив университет, я попросила отправить меня по распределению в дальнюю татарскую деревню.
Культуртрегерство отравляло кровь. Хотелось распространять просвещение любым доступным мне способом.
Мне было 23. И все казалось возможным.
Меня поселили в избушке у замечательной старухи,
которая ни слова не говорила по-русски, но понимала меня каким-то другим, недоступным мне способом.
Первым делом я пошла на почту и выписала журналы:
двадцать пять названий, чтобы не отрываться от культурной почвы.
Я тут же стала кумиром поселкового начальства, которое на каждом собрании непременно упоминало меня, даже если сообщение касалось подъема удоев.
Между тем к моей хозяйке зачастили соседки и, тревожно поглядывая на меня, что-то обсуждали на татарском.
Смысл этих разговоров был мне недоступен, пока из города не приехала дочка хозяйки, Фарида.
- О чем они говорят?
- Они беспокоятся о твоем здоровье.
В свои двадцать три я была здорова как бык, и могла без усилий прошагать сорок километров по бездорожью.
-Почему?
- Вчера на собрании опять говорили, что ты выписала много журналов.
-Ну?
- И они думают, что у тебя большие проблемы с кишечником.
И тут до меня дошло! Газеты и журналы служили здесь туалетной бумагой. Журналы выписывали те, кто посостоятельнее - они не пачкали руки и задницу. В глазах односельчан я была не только богатой, но еще и засранкой, месячная потребность которой в бумаге составляли двадцать пять не хилых по толщине сброшюрованных томиков.
Какую мораль можно вытащить из этого текста?
Хочешь быть культуртрегером, не выё..вайся.